Определение идеологии

С появлением понятия «идеология» в философской, соци­ологической и политологической мысли сложились различ­ные подходы к ее определению. История идеологических уче-ний говорит, что понятия «идеология» до начала XIX века не было, хотя идеологическая структура как таковая суще­ствовала во всех обществах. Историческим типом идеологии с древнейших времен была в различных своих видах рели­гиозная идеология, и учение о религии представляло собой идеологоведение в религиозной форме. Это учение, как пра­вило, входило в состав теологии или мифологии, в зависи­мости от конкретно-исторических условий существования той или иной религиозной идеологии и ее оболочки. Предпоня-тиями идеологии, выражающими сущность идеологии, явля­лись мифология и теология. Понятие религиоведения появи­лось в новое время, практически одновременно с понятием «идеология». Особое значение в учениях об идеологии имело понятие «философия религии», выполнявшее промежуточ­ную роль между предпонятием идеологии (в форме мифо­логии и теологии)и понятием идеологии.

Термин «идеология» начали употреблять в конце XVIII — начале XIX веков во Франции. Понятие «идеология» было введено в научный оборот Антуаном Дестютом де Траси в его работе «Этюд о способности мыслить». Позже, в дру­гом своем фундаментальном четырехтомном произведении «Элементы идеологии» де Траси подробно рассматривает «идеологию» как науку об идеях, о том, как они возникают, и о законах человеческого мышления. Дестют де Траси счи­тал, что идеология, как наука об идеях, представляет собой науку такого же типа, как и физика, математика, зоология. Но в то же время идеология является философской наукой, анализирующей причины и законы формирования идей. Де Траси утверждал, что идеология должна служить теоре­тической основой для политической, нравственной, педаго­гической наук. Кроме того, идеология, по де Траси, имеет большое политическое значение, так как она учит правиль­ному мышлению политических деятелей. Поэтому, утверж­дал он, идеология должна стать теоретическим фундаментом политической и экономической жизни, а также быть руководством для политической деятельности руководите­лей государства.

Главной заслугой де Траси в разработке идеологическо­го процесса является то, что он сделал, пожалуй, пока един­ственную попытку создать единое, целостное идеологиче­ское учение Запада. Так, еще 20 июня 1796 г. в Париже в Национальном институте наук и искусств де Траси высту­пил с докладом «Проект идеологии», в котором он предло­жил обобщить и систематизировать учения Бэкона, Локка, Кондильяка, Гельвеция и других в виде особой «теории тео­рий» или науки об идеях — идеологии. Важнейшее значение в его трактате занимали мысли об использовании идеоло­гии для улучшения общественного устройства нации.



Здесь самое время обратиться к фигуре Наполеона Бо­напарта. Именно он, критикуя идеологов как пустых докт­ринеров, оторванных от реальной жизни, увидел в их дея­тельности опасность для созданного им политического ре­жима. Своим выступлением против группы «идеологов» Наполеон положил начало традиции западной критики иде­ологии. Понятию «идеология» стали придавать негативное значение, понимая под ним абстрактное доктринерство, не­практичность, фантазии, чуждые действительности, т.е. лож­ное, оторванное от практической жизни сознание идеологов. Такое понимание идеологии было присуще философской и социальной мысли во времена деятельности К.Маркса и Ф. Энгельса.

В теоретическом наследии классиков марксизма по воп­росу об идеологии можно выделять два подхода. Первый — это использование понятия «идеология» в традиционном смысле, для обозначения искаженного, превращенного со­знания. Разумеется, Маркс и Энгельс не считали, как Напо­леон, что идеология, будучи ложным сознанием, бессодер­жательна и бессмысленна; они видели, что в такой превра­щенной форме отражается историческое развитие. Второй же подход обнаруживается тогда, когда они, развивая свое материалистическое понимание истории, рассматривали об­щественное сознание в качестве отражения общественного бытия. Столкнувшись с проблемами реализации идеологическо­го учения К- Маркса и Ф. Энгельса в России еще в начале своей политической и теоретической деятельности, В. И. Ле­нин пришел к выводу о необходимости введения понятия «научная идеология». Под научной идеологией В. И. Ленин понимает, разумеется, марксизм, а буржуазная идеология соответственно, по его мнению, была лишена научного, объек­тивного характера.

В работах советских и зарубежных марксистов недавне­го времени были проанализированы такие понятия, как иде­ология, общественное сознание, формы общественного со­знания, социальная психология масс и духовная жизнь со­циалистического общества. Появились работы, в которых специально рассматривались проблемы создания марксистс­кого идеологоведения. К этим работам прежде всего следует отнести исследования В. Иванова, Ж. Тощенко, М. Яковлева и других. К сожалению, после объявленной деидеологиза-ции советского, а затем и российского общества проблемам изучения идеологии стали уделять мало внимания. Более того, деидеологизация России, как отмечали ранее, привела к хаосу л беспорядку в социальной, политической и эконо­мической жизни. Что касается «свободного» духовного про­изводства российского общества, то после снятия диктата марксистско-ленинской идеологии оно влачит жалкое суще­ствование и находится на стадии духовной деградации и «вымирания» в условиях хронического безденежья российс­кого бюджета.



Понимание идеологии как ложного, иллюзорного, пре­вращенного сознания было свойственно видным западным философам и социологам, в частности, М. Шелеру, Э. Дюрк-гейму, М. Веберу, К. Мангейму, П. Сорокину, Т. Парсонсу и другим. Из них наиболее известным исследователем идеоло­гического процесса остается Карл Мангейм.

Особое место среди критиков идеологии занимают пред­ставители Франкфуртской школы социальной философии. Так, Г. Маркузе, например, утверждал, что в настоящее вре­мя наука и техника полностью превратились в идеологию, а Ю. Хабермас считает, что наука и техника, выполняя задачи идеологии, воздействует на развитие общества железной логикой своего господства даже больше, чем прежние идео­логии. Что касается сторонников социального учения пост­модерна, то тенденция деидеологизации современного за­падного общества явно преобладает в их концепциях над теориями реидеологизации, все же имеющими место в соци­альных доктринах современного Запада. Как отмечает А. А. Зиновьев: «Западное общество считается неидеологи­ческим. Существование особой западной идеологии отрица­ется. Но это на самом деле есть одна из идей западной идеологии. Она существует, причем является более мощной, чем была советская, по всем основным характеристикам — по числу занятых в ней людей, по средствам распростране­ния и вдалбливания ее в головы людей, по пропитанности ею всей сферы общества... Идеология спрятана, растворена, рассеяна во всем том, что предназначено для менталитета людей, — в литературных произведениях, фильмах, специ­альных книгах, научно-популярных и научно-фантастических сочинениях, газетных и журнальных статьях, рекламе и т.д. Она слита с внеидеологическими феноменами настолько, что вторые просто немыслимы без нее. Это делает ее неуязви­мой для критики. Она везде и во всем, и потому кажется, будто ее вообще нет... Люди там даже не замечают, что с рождения и до смерти постоянно находятся в поле действия идеологии. Они потребляют ее вместе со всем тем, что они потребляют для своего ментального питания. Делают они это без всякого усилия, без принуждения, свободно, без сборищ»',

В понимании идеологии сегодня становится самоочевид­ной необходимость освобождения от марксистских догм, за­жатых в тиски искусственно сконструированного историче­ского материализма. Действительно, все рассуждения об иде­ологии, основанные на соотношении общественного бытия и общественного сознания, неадекватны реальному положе­нию вещей. Неправомерен перенос основного вопроса фи­лософии — отношения сознания к бытию — на общество. Общественного сознания как самостоятельного обществен­ного образования не существует; в реальности наблюдается философское, научное, нравственное, художественное, пра­вовое, политическое сознание индивидов, а не общества во­обще, т.е. «идеальной головы» общества нет. Вне индивида все идеи, теории, концепции, учения не являются сознанием, это опредмеченные формы сознания, ранее произведенные индивидами. Наука, философия, мораль, искусство, право, политика — специфические сферы деятельности человека (или, говоря языком культурологии, специализированные сферы культуры), в которых индивиды профессионально заняты познанием природы и общества, а не формой обще­ственного сознания.

Разделение «общественного сознания» на обыденное (со­циальную психологию людей) и теоретическое (идеологию) также является неправомерным. Идеология в целом, и по­литическая, — в том числе, это определенная система фило­софских, научных, художественных, нравственных, правовых, политических, экономических, социологических ценностей и знаний о мире, обществе, человеке, лежащих в основании формирования и развития общества и личности. Идеология дает также представление о месте и роли человека в ми­роздании, о смысле жизни личности, о лучшем устройстве будущего общества, к которому должны стремиться все граж­дане мира. Идеологические знания и ценности организуют, регулируют, направляют и интегрируют деятельность людей в духовной, политической, экономической, социальной и се-мейно-бытовой сферах жизни общества, объединяют страны с однотипной идеологией в цивилизации, направляют взаи­модействие между регионами цивилизаций, обеспечивают целостность социосферы в целом. Идеологическая власть повелевает и управляет идеологической деятельностью ин­дивидов, а также координирует и направляет деятельность государственной, политической, экономической форм власти общества Идеологические организации разрабатывают и внедряют в сознание личностей идеологическое учение, кон­тролируют деятельность социальных сфер и различных вет­вей власти в обществе. Идеологическая структура, таким образом, является определяющей силой развития и функцио­нирования всех систем социосферы. Описав сущность идеологии, можно обозначить ряд ее характерных черт.

Таким образом, идеология в целом:

— всегда давала целостную картину мира, акцентируя внимание на месте и роли человека в этом мире;

— интегрировала знания, выработанные предшествующими поколениями, заимствуя ранее полученные знания и вымыслы из других идеологий;

— стимулировала и направляла человеческое поведение, интегрируя при этом действия людей и общества;

— является организующей формой общественной жизни, побуждает действовать и, следовательно, жить;

— определяла преобразование, развитие и функционирование общества в истории человечества.

Наконец, идеологические системы определяют директивы человеческой деятельности и поведения личности в социаль­ном мире.

Для более четкого понимания роли идеологии в жизне­деятельности человека, в функционировании общественной системы необходимо определить ее функции. Их так же мож­но выстроить в следующий ряд.

Познавательная функция — определяет систему зна­ний, полученных в сфере духовной культуры и на основе опыта социальных групп. Создается та или иная модель социального мира и места человека в нем.

Оценочная (аксеологическая) функция — дает вполне конкретную оценку на основе социальных интересов раз­личного рода ценностей и норм поведения, конкретно — нравственных, эстетических, правовых, политических, эконо­мических и других.

Программно-целевая функция идеологии — показыва­ет цели, разрабатывает программы их достижения и регла­ментирует тем самым поведение людей в обществе.

Футурологическая функция — моделирует будущее раз­витие общества, дает представление о лучшем устройстве общества, к которому необходимо стремиться как к идеалу.

Интегрирующая — обеспечивает формирование опре­деленного подхода к явлениям социокультурной практики общества.

Защитная функция — обеспечивает конкурентное (либо борьба, либо сосуществование) взаимодействие с другими идеологиями.

Наконец, социально-организующая функция —опреде­ляет принципы организации и управления жизнью обще­ства. Фактор идеологии «вписан» в мир общественной жиз­ни и человеческой культуры, что очень хорошо просматри­вается в развитых и сложных цивилизациях.

Кроме характерных черт и функций идеологии следует также выделять уровни идеологии.

Теоретический уровень идеологии первый предполага­ет разработку, внедрение и функционирование в сознании личностей фундаментальных знаний и ценностей, являющих­ся основой той или иной идеологии. В большей степени этот уровень развития и функционирования идеологического уче­ния связан с профессиональными идеологами, специально занятыми разработкой основополагающих идей и принци­пов идеологии.

Второй уровень идеологии связан с разработкой и вне­дрением общедоступных идеологических знаний и ценностей, приемлемых для массового изучения и внедрения в созна­ние масс народа. Часто данный уровень связывают с мас­совой идеологической пропагандой и агитацией, поэтому ряд исследователей данный уровень идеологии определяет как пропагандистский.

Третий уровень идеологии предполагает формирование и функционирование идеологических ценностей на уровне обыденных идеологических представлений и взглядов. Обы­денные идеологические представления образуются двумя путями. Первый путь означает, что идеологи-профессиона­лы, в частности, пропагандисты разрабатывают простые, элементарные идеологические представления и идеи, рассчи­танные на самый примитивный уровень усвоения идеологи­ческих идей и ценностей; второй путь предполагает, что идеологические взгляды и представления вырабатываются индивидами самостоятельно в их повседневной жизни; это обычно взгляды, формируемые личностями в сфере обще­ния и быта (как правило, это рассуждения о политике в компании сослуживцев и друзей).

В любой идеологической системе следует выделять так­же такой уровень идеологии, который можно определить как идеологическую психологию. Этот уровень идеологии обычно отождествляют с политической психологией масс народа. К данному уровню идеологии следует отнести идео­логические чувства и эмоции, которые могут формировать­ся индивидами самостоятельно. Во время противостояния идеологических систем отношение между идеологиями (на психологическом уровне) проявляется как психологическая война в бескомпромиссной борьбе идей.


3922114532826001.html
3922135663050998.html
    PR.RU™