Биологическое и социальное в человеке. Анализ процесса антропогенеза позволяет сделать вывод, что биологическая эволюция завершилась 30 – 40 тыс

Анализ процесса антропогенеза позволяет сделать вывод, что биологическая эволюция завершилась 30 – 40 тыс. лет назад после возникновения Человека разумного. С тех пор человек выделился из животного мира, и биологическая эволюция перестала играть решающую роль в его развитии. Определяющим фактором в развитии стала социальная эволюция, от которой сегодня зависит биологическая природа, физический облик и умственные способности человека.

С завершением процесса антропогенеза закончилось и действие группового отбора как ведущего фактора эволюции. Отныне все развитие человека обусловлено социальными условиями жизни, определяющими развитие его интеллекта и целесообразной деятельности. Необходимо отметить также, что с появлением Человека разумного генетическая информация утрачивает свое главенствующее значение и замещается социальной информацией. Правда, продолжает сохранять свое значение мутационный процесс как источник генотипической изменчивости, а также в известной мере действует стабилизирующая форма естественного отбора, устраняя резко выраженные отклонения от средней нормы. Примером действия стабилизирующего отбора служит повышенная смертность недоношенных детей вследствие снижения их жизнеспособности, а также повышенная смертность мальчиков в первые годы после рождения вследствие фенотипического проявления неблагоприятных аллелей, локализованных в одной из хромосом.

Будучи продуктом биологической эволюции, человек никогда не выйдет за границы своей биологической природы. Однако ее замечательной особенностью является способность человека к усвоению социальных явлений. Биологическое и социальное начала выступают генетически и функционально связанными уровнями целостной организации человека Биологическое начало, будучи первичным во времени, детерминирует социальное начало, становится предпосылкой его воспроизведения. Поэтому биологическое есть необходимое, но недостаточное условие становления и функционирования социального. И действительно, человек не может возникнуть без биологического основания, ибо его наличие – непременное условие и обязательная предпосылка выделения человека из животного мира. Однако обезьяна не может превратиться в человека только по законам развития органического мира. Здесь нужно нечто большее. Человек приобретает свою социальную сущность не по биологическим законам, а по законам общественного развития. Таким образом, социальное приобретает относительную независимость от биологического и само становится необходимым условием своего дальнейшего существования.

Но выход человека из природы вовсе не означает, что теперь для него устанавливается абсолютное ей противостояние. Более того, человек должен, как и все живое, приспособиться к природе. Но, в отличие от животных, которые прямо приспосабливаются к изменениям окружающей среды, человек достигает поставленной цели за счет изменения природы, приспособления ее для удовлетворения собственных потребностей. В ходе этого создается мир искусственных предметов и явлений, созданных человеком, рядом с естественным миром природы возникает искусственный мир человеческой культуры. Именно таким образом человек удерживает свою родовую сущность и превращается в общественное существо.



Общество всегда вынуждено в той или иной мере считаться с биологической основой людей, заботиться об удовлетворении возникающих на этой основе потребностей. Общественный прогресс детерминируется социальными факторами, однако не может игнорировать и возможности человеческой биологии. Конечно, роль биологических факторов в истории – это не постоянная, а переменная величина. Видимо, она доминировала в антропогенезе, но в процессе перехода от антропогенеза к социогенезу определяющим стал социальный фактор. С возникновением же общества происходит окончательное подчинение биологического социальному, что ни в коей мере не означает вытеснения и отмены биологического. Оно просто перестает быть ведущим. Но биологическое существует и постоянно напоминает о себе – ведь жизнедеятельность каждого отдельного человека подчинена биологическим законам. Другое дело, что потребности нашего организма мы удовлетворяем в пределах тех возможностей, какие нам предоставляются обществом, в котором мы живем.

Да и в индивидуальном развитии человека соотношение биологического и социального начал меняется. В эмбриональном периоде – от момента оплодотворения женской яйцеклетки мужским сперматозоидом до рождения ребенка – организм развивается по жестко закрепленной генетической программе при сравнительно слабом влиянии окружающей социальной среды. Это влияние происходит опосредованно, через организм матери. На этом этапе важнейшая задача – это реализация генетической программы, полученной от родителей и закрепленной в ДНК. При этом каждый человек является носителем уникального набора генов1. В нем заложены все внешние признаки человека – цвет волос, кожи и глаз, телосложение, рост. Кроме того, он определяет способности человека, его склонности к тем или иным занятиям. Разумеется, наследуются не сами способности, а лишь их задатки, для развития которых нужны благоприятные условия социальной среды.



Итак, каждый человек есть одновременно и часть природы, и продукт общественного развития. Очевидно, это касается также умственных и творческих способностей человека.

Современное естествознание стремится обойти крайности «биологизации» и «социологизации» в понимании природы человека. Тем не менее в истории науки существуют крайние точки зрения по вопросу соотношения биологического и социального в человеке. Панбиологизм выводит все особенности человека из его биологической природы и настаивает на полной зависимости индивидуального развития человека от генетических факторов. Пансоциологизм, напротив, утверждает, что генетические задатки у всех людей одинаковы, а личность и характер человека формируются только под влиянием общества, под действием воспитания и образования.

В современной науке наиболее распространенной является точка зрения, согласно которой генетически наследуются не способности человека, а только их задатки, развитие же способностей во многом зависит от условий жизни и общения. Понятно, что в этом случае особую роль приобретают первые годы жизни индивида, первоначальный этап социализации, который активизирует или тормозит генетические механизмы. Так, у ребенка могут быть великолепные музыкальные задатки, но если у него не было возможности заниматься музыкой, то они так и останутся задатками. Также не следует забывать, что не наследуется умение говорить, мыслить, трудиться. Это – такие же задатки, которые развиваются лишь при постоянном общении ребенка с другими людьми. Если они не востребованы вовремя, то генетический потенциал гаснет, и ребенок никогда не сможет стать полноценным человеком. Данной точки зрения придерживается социобиология – научная дисциплина, изучающая генетические основы социального поведения животных и человека, их эволюцию под действием естественного отбора. Иными словами, социобиология представляет собой синтез популяционной генетики, этологии и экологии.

Возникновение социобиологии связывается с выходом в 1975 г. книги американского ученого Э. Уилсона «Социобиология: новый синтез». По мнению автора, социобиология призвана выявлять сходство между социальным поведением животных и человека, прояснять механизмы генетической детерминации поведения людей. В частности, одной из главных в этой дисциплине является проблема генетических, биологических основ морального поведения. Все свои рассуждения Уилсон строит на убеждении, что сознание вообще, а не только моральное сознание, служит устройством для выживания и воспроизводства, а разум – всего лишь один из инструментов для биологического воспроизводства.

В методологическом плане социобиология экстраполирует выводы, полученные при изучении поведения животных, на человека, утверждая ведущую роль биологических факторов в развитии личности. При этом роль культурных влияний не отрицается, однако им отводится второстепенная роль. Социобиология выступает с идеей синтеза биологического и социального знания, но на основе биологии. В этой ситуации возникает вопрос о правомерности полной аналогии между поведением животных и человека, и тем более сомнительно выглядит тотальная экстраполяция данных биологии на человеческое общество. Конечно же, непреложен тот факт, что человек – часть живой природы, и поэтому он подчиняется биологическим законам, однако объяснение поведения человека только в биологическом аспекте вряд ли правомерно.

Объективный подход к решению вопроса, вероятно, заключается в необходимости взглянуть на человека с трех позиций: биологической, психологической и социальной. Человека можно рассматривать как физическое тело, принадлежащее биологическому миру и подчиняющееся его законам. Такой взгляд выражается в понятии «индивид», обозначающем конкретного представителя человеческого рода, носителя психофизиологических качеств. В этом понятии собственные индивидуальные особенности человека не принимаются во внимание, речь идет только об общих с другими людьми свойствах, т. е. человек рассматривается как один из многих представителей вида Homo sapiens.

При рождении у человека еще не сформированы доконца анатомо-морфологические системы, которые завершают свое формирование в условиях социума. В отличие от других видов животных, человек значительно слабее «привязан» к природе. Животное от рождения имеет большой набор инстинктивных форм поведения, наделено всеми свойствами, необходимыми для выживания. Человек же, если только рассматривать его как биологическое тело, – существо недостаточное. В качестве животного он был бы обречен на гибель в природном царстве. Однако процесс антропогенеза выработал гибкую систему внеинстинктивных ориентиров, выражающихся в биологической готовности усваивать культурно-исторические достижения общества.

Социокультурный взгляд на человека выражается в понятии «личность», которое означает понимающее и мыслящее существо, способное к саморефлексии. Индивид становится личностью в процессе социализации, через общение с другими людьми и усвоение в процессе этого общения культурных достижений человечества, поэтому личность иногда определяется как социальная индивидуальность. Процесс социализации основывается на способности человека к уподоблению. Ребенок не в состоянии самостоятельно осознать ценность и смысл происходящего вокруг, другие люди выступают для него способом бытия общечеловеческих ценностей и смыслов.

Понятие «личность» следует отличать от понятия «характер», означающего совокупность психологических особенностей человека, его психологической индивидуальности. Уникальность личности выражается в понятии «индивидуальность». Основа уникальности человека заложена на биологическом уровне: каждый человек, обладая общими видовыми характеристиками, всегда остается неповторимым.

Таким образом, биологическое и социальное в человеке тесно взаимосвязаны, так как человек не может стать разумным, если не будет общаться с другими людьми, окажется вне социальных условий, а биологическое в человеке проявляется и удовлетворяется только в социальной форме.


3920611557744847.html
3920644805954080.html
    PR.RU™